0 0 10 1

«Я очень переживал, что мне придется прогуливать школу и проводить много времени на съемочной площадке, так как по каналу BBC тогда показывали мини-серии про фокусы Дэвида Копперфильда. В то время я не был так сильно увлечен феноменом Гарри Поттера как другие дети. Причастность ко всему происходящему не имела для меня тогда большого значения, хотя, в следующие 10 лет я получил большое удовольствие, исполняя роль Гарри», — Дэниел Редклифф.

«Я очень боялся Ральфа Файнса. И все еще продолжаю бояться в какой-то степени. В обычной жизни он очень милый человек. Но что касается его актерского перевоплощения, то оно может заставить тебя слегка наложить в штаны», — Дэн.

«Когда настало время снимать страстный поцелуй между Роном и Гермионой, мы с Рупертом аж трещали под всеобщим напором. Мы просто умирали от смеха. Было очень трудно относиться ко всему серьезно, но мы оба понимали, что сделать все нужно правильно, так как мы шли к этому моменту 10 лет и 7 фильмов. Я думаю, у нас это получилось, хотя я нервничала и хихикала», — Эмма Уотсон.

«Единственное, о чем я сожалею, так это о том, что у меня было мало сцен с Ральфом, и что я не ела всласть конфеты и шоколад в кадре», — Эмма.

«Мои первые кадры, в которых я снялся — это последняя сцена „Философского камня“, когда мы все садимся в поезд и уезжаем из Хогвартса домой. Тогда я в первый раз в жизни оказался перед камерой. Вокруг было очень много народа, что-то все время происходило, и поэтому я безумно стеснялся, и меня просто переполняли эмоции. Когда Крис Коламбус впервые крикнул: „Мотор!“, я задохнулся от восторга», — Руперт Гринт.

«Режиссер „Узника Азкабана“ Альфонсо Куарон попросил нас написать эссе о наших персонажах. Я не написал, потому что считал, что так же поступил бы и Рон. Это было моим алиби. К тому же, в это время я был очень занят реальными экзаменами в реальной школе», — Руп.

«Крис поступил мудро, скрывая меня от Дэниела, Эммы и Руперта до нашей первой совместной сцены. Так вот, человека, которого они впервые увидели, звали Гилдерой Локхарт. Они, казалось, были потрясены его экстраординарной личностью, а заодно прической и зубами. Но потом-то мы с ними узнали друг друга получше», — Кеннет Брана.

«Я носил уплотняющий костюм в 3-ем, 4-ом, 5-ом и 6-ом фильмах и фальшивые зубы в 3-ем и 4-ом. Я не возражал против этого, пока мне не исполнилось 14 или 15 лет, и пока не осознал, что на съемочной площадке полно симпатичных девчонок. Тогда я стал мучиться вопросом: «Ну почему я?»Мэттью Льюис.

«Я был задействован на съемках около семи недель в году. В остальное время я снимался в других фильмах или занимался режиссурой. Но как только я облачался в костюм Снейпа, в голове возникала фраза: «О да… я тебя знаю», — Алан Рикман.

«Я так боялся Алана Рикмана, что мне потребовалось около пяти лет, чтобы отважиться и завязать с ним беседу. Он обладает невероятным чувством сдержанного английского юмора. В то время как Снейп вселяет страх, Алан очень дружелюбный человек», — Том Фелтон.

Оригинал публикации на Вьюи

Новые записи в блоге

PRIVET-SKAZKA — I love boys and food

PRIVET-SKAZKA · @privet-skazka 2 0 10 1

Тэйт и Вайлет.

Чёрт, сказать, что это здорово, значит не сказать абсолютно ничего. Я влюблена в эту пару.

PRIVET-SKAZKA · @privet-skazka 3 0 10 1

PRIVET-SKAZKA · @privet-skazka 3 0 10 1